Blog

Новая сказка «И снится мне трава,трава у дома»

Новая сказка «И снится мне трава,трава у дома»

— Встать, — суд идёт, — раздалось в тесном помещении и все приподнялись ровно настолько, насколько необходимо для приветствия столь важных особ, как суд.

Подсудимый невидящим взглядом, смотрящим куда-то в бесконечность, поднялся, да так и остался стоять, пока судебный пристав не надавил на него и заставил вернуться на своё место.

Суд и вправду был очень уважаемым. Старейшина общины, по такому случаю напяливший на свою лысую голову нелепый парик, строил из себя вершителя правосудия. Его подпевалы и ближайшие подлизы громко улюлюкали, выражая свой восторг и одобрение.

Им явно нравилось всё происходящее. Нечасто вершится суд в общине, и на это событие собрались все, буквально все, кто смог втолкнуться в тесный зал суда.

Лицо судьи, ярко- красное после плотного завтрака, лоснилось от сытости и удовольствия от важности выполняемой миссии.

Подсудимый сидел и его голова опускалась всё ниже и ниже. Исход суда был ему известен заранее. Только один раз произошло подобное событие и до сих пор о нём рассказывают своим внуках подслеповатые старушки и, как назло, произошло это событие с его родным дедом. Тогда деда с позором выгнали из общины и после его никто не видел…

Судья закашлялся, прочищая горло, и длинным языком поправил парик на своей лысой голове.
— Ну-с, молодой человек, что можете сказать в своё оправдание?

Обвиняемый никак не реагировал на поставленный вопрос, низко опустив голову и тупо уставившись в пол. Судебный пристав тихонько пнул его кончиком хвоста, да так, что тот подпрыгнул и, непонимающим взором уставился на судью.

— Так что вы скажете в своё оправдание? — повторил краснощекий судья.

Подсудимый молчал, переводя взгляд с судьи на судебный зал, наполненный зеваками, которые впитывали каждую секунду невиданного зрелища, чтобы потом передать всё точно, ну, почти точно, ну, кто удержится от искушения приукрасить события и представить подсудимого этаким монстром, извивающимся в объятиях судебных приставов и, бросающим ненавидящие взгляды на высокий суд?

— Ваша честь, разрешите? — поднялся со своего места обвинитель, с завистью смотрящий на старый пыльный парик на лысой голове судьи.

Пребывающий в благодушном настроении судья, снисходительно улыбнулся, обнажая беззубые дёсна.

— Одолжить? -благодушно обратился он к обвинителю

— Буду очень признателен! — ответил благодарно обвинитель, его глаза зажглись ярким огнём.

— Всю жизнь будет мне благодарен,- подумал судья, поддевая хвостом парик и водружая его на голову обвинителя.

Старейшина был хитрым политиком.
— Итак, дорогие друзья, — обратился обвинитель к публике и присяжным, с важным видом расположившимся за импровизированным барьером.

— Вы все знаете обвиняемого, — публика согласно и одобрительно загалдела.

Все знают, что он совершил, -на этот раз зеваки загудели погромче и из толпы раздались отдельные крики.
— Да чего там…Из общины его…Выпереть, и дело с концом!

— Выгнать!

— Вон из общины!

— Тихо, тихо прекратил нарушения дисциплины строгий судья, — прекратить галдёж, мы находимся в суде, а не на ярмарке.

Обвинитель преданно посмотрел на судью и продолжил.
-Итак, все знают, что он совершил, — поступок его непростителен и, можно сказать, подрывает все устои нашего уважаемого общества.

— Да…точно…гнать его,- раздались ободряющие выкрики из толпы зевак.

Воодушевлённый и ободрённый поддержкой, обвинитель продолжил..
— Посмотрите на него, посмотрите на этого нарушителя спокойствия нашего дружного общества…

Все, как один, уставились на обвиняемого, который мгновенно покраснел и покрылся яркими пятнами…
— Он…, — взвизгнул обвинитель, — нарушая спокойное течение нашей жизни, приставал к каждому из нас с кощунственным, отвратительным, раздражающим вопросом…

— Все помнят вопрос, с которым он обращался к каждому присутствующему в зале, и даже…даже к нашему великому старейшине, -обвинитель низко поклонился судье и парик свалился с его головы, но он ловко перехватил его на лету и снова водрузил его себе на голову.

— Точно…преданный навсегда, мелькнула мысль у старейшины.

— Я повторю ВСЕМ этот вопрос…

— Нет, не надо ,не надо,- донеслись возмущённые голоса из зала!

— Нет, я всё же повторю, чтобы вы вспомнили, как ужасен этот вопрос.

— Он к каждому приставал с одним и те же вопросом…

— А что снаружи….?!!!

— ООООООООООО, — прокатился стон по залу.

Обвинитель с трудом сглотнул липкую слюну!
— Меня даже тошнит повторять этот вопрос… Поколениями мы живём в нашей общине, рождаемся, растём и умираем здесь и никогда…никогда не покидаем пределов нашего родного дома. Наша обитель — эта колыбель нашего общества, священна для нас, она — наша гордость и страсть!!!

— Кощунственный вопрос, будоражащий умы наших честных граждан, вызывает ненужное волнение и отвлекает наших прекрасных дам, тут обвинитель бросил страстный взгляд в толпу хорошеньких женщин, которые, как одна, сразу стали ярко алыми от смущения, от их основной функции — производства нам подобных.

— Ужас…Кошмар…Кощунство, — прокатилась волна возмущённых голосов.

— Да,- это ужасно, -трагическим тоном проговорил обвинитель и стянув, парик со своей головы, ударил им себя в грудь!

— Граждане нашей великолепной общины, — с надрывом проорал обвинитель, так как вина обвиняемого ужасна, я предлагаю выставить его вон из общины, пусть лично убедится, что там снаружи!!!

— Ах, ах, -прекрасные дамы, как одна, притворно попадали в обморок, надеясь на крепкие хвосты, находящихся рядом кавалеров.

— Выгнать…Вон, — орали с натугой мужчины, с трудом удерживая упавших в обморок дам!

Обвиняемый вскочил и заорал изо всех сил…и тут же получил пыльный парик в рот вместо кляпа. Его крепко держал пристав, а обвинитель от усердия высунув ярко фиолетовый язык, засовывал кляп глубоко в рот извивающемуся преступнику.

— На том и порешим, -подытожил судья, к неудовольствию зевак, жаждущих продолжения представления. Но для судьи процесс питания был важнее, чем судьба какого-то негодяя, нарушающего покой его граждан.

— Выпихнуть его наружу, — приказал он и тут же потеряв к процессу всякий интерес удалился для приёма обильного и питательного ленча.

Добровольцы из самых крепких и смелых мужчин подхватили извивающегося и мычащего преступника и потащили по заброшенному обветшалому проходу к выходу из обители. Но даже самые смелые не решились дойти до выхода и с радостью передали упирающегося пленника древнему смотрителю, которым ,многодетные мамы пугали детишек перед сном.

Перекрыв несчастному путь назад, они не оставили ему иного выбора, только как, обречённо последовать за кашляющим смотрителем. Напоследок обречённый со злостью запустил париком, который вытянул изо рта, в своих обидчиков.

— Следуй за мной, — хрипя и натужно дыша, выдавил из себя древний смотритель, — тебя ждёт великое приключение…

Обвиняемый задрожал всем телом, язык, казалось, высох во рту…он смог издать лишь невнятное бормотание.
Смотритель тихо смотрел на него, непонятно чему улыбаясь…

— Запомни, -сказал он, ДАЖЕ В САМОЙ УЖАСНОЙ,КАЗАЛОСЬ БЫ, ХУЖЕ НЕКУДА, СИТУАЦИИ-ЕСТЬ СВЕТЛАЯ СТОРОНА,НАДО ТОЛЬКО ЕЁ РАЗГЛЯДЕТЬ! Каждое негативное событие таит в себе зародыш добра , -в той же, а то и в большей степени!

— Как вы жестоки, -только и смог выдавить из себя несчастный, пока старый смотритель, тихо хихикая себе под нос, отодвигал засов на крепкой двери в обитель….

Он скатился по крутому склону… и застыл в неподвижности, не смея оглядеться…
— Красота, — услышал он тихий голос старого смотрителя где-то над собой, — а какой воздух!

— Но, работа — есть работа, -заскрипела дверь, загремел засов и преступник остался один.

Его обоняние будоражили незнакомые запахи…и они…они были восхитительны! Вокруг раздавался приятный успокаивающий шелест и что-то щекотало его нос. Он осторожно открыл глаза и ахнул…

Вокруг, куда хватало глаз, возвышалась ярко зелёная трава, мягко шелестя под легким ветерком. Прозрачные капли чистейшей воды росой застыли на изумрудных листьях, окружавших нашего героя, цветов.

Они, как бриллианты, отражали лучи восходящего, огромного солнца и миниатюрные радуги протянули свои разноцветные лепестки в голубое небо!

Наш герой глубоко вздохнул…широко улыбнулся…Оглянулся ещё раз на свою, только что покинутую обитель, и сокращая сегменты своего упругого тела, пополз прочь навстречу новой жизни. Прочь от своего родного дома…ОГРОМНОЙ НАВОЗНОЙ КУЧИ!

Если вы никогда не видели счастливого червяка, остановитесь, и посмотрите ему прямо в глаза, если найдёте их. В них плещется счастье!

P.S Кстати, старейшину чуть не вытащили из его тёплого жилища неугомонные рыбаки…он в последний момент смог подсунуть им, орущего во всю глотку, обвинителя…Политик…

©Слава и Элена Санчес-Саражины

Поделись с друзьями в социальных сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *