Blog

Роман Единое Сердце глава 6

Роман Единое Сердце глава 6

Перед чтением включите музыкальное сопровождение на плеере cтрочкой ниже

Глава 6.
ПАМЯТЬ.

Когда она снова заснула, Савьян осторожно встал с кровати. Звёздное небо, вплетенное в купол его дома, мигало над ним. Он любовался обнажённым телом Элениты. Совершенные формы её стройных ног, бёдра, каскад волос, которые опять светились в темноте. Она светилась вся, отдавая пространству, солнечную энергию, собранную за день. Казалось, что она спит на облаке, мягко окрашенным лучами, заходящего Солнца.

Сегодня был сложный день для Савьяна, полный противоречивых чувств и осознаний. Он ещё мгновение рассматривал спящую Элениту и наконец, нашел в себе силы отвести взгляд. Он тихо, чтобы не разбудить своё белокурое чудо, вышел из дома. Силовое поле тихо загудело, когда он прошел сквозь него и ноги утонули в прохладных кристаллах берега.

Океан был спокоен, он был спокоен всегда. Его кристаллическая структура была не такой подвижной, как вода. Но и он бывал зол. Тогда в глубинах громадного тела бушевали плазменные молнии. В такие минуты к Океану приближаться не решался никто, хотя Савьян подозревал, что для Элениты, не представляло труда успокоить и Океан нежным прикосновением своей ладошки.

Савьян направился к самой кромке кристалла. Над ним всеми цветами переливалось звёздное небо, туманности и галактики. Планета спутник Глории, Селена, чьё имя так похоже было на имя его возлюбленной, мягко освещённая невидимым солнцем, заливала всё вокруг волшебным светом, с тончайшими фиолетовыми оттенками.

Савьян, как всегда, восхищённый этим прекрасным зрелищем, похрустывая песчинками кристаллов под ногами, подошел к самому берегу и присел, поглощенный в собственные мысли.

Он сказал Элените, что ему не тяжело вспоминать события давно минувших дней. Но это было не так!
Воспоминания всколыхнулись и давно зажившие шрамы на его теле заныли с новой силой.

Он как сейчас почувствовал, как загудела земля и её поверхность заплясала под ним в каком — то диком танце.

Звук усиливался и гудение переросло в утробный рёв. Казалось, что вся планета злится на своих обитателей за какие-то непонятные провинности.

Савьян и сейчас помнил, как в безумном беге спасался от этого гнева вместе со своими товарищами по гимназиуму.

Даже прочная кристаллическая структура помещения не выдержала гнева планеты и огромные куски кристалла падали перед Савьяном, спасающим свою жизнь. Ему так и не удалось убежать! Позже, в темноте завала из обломков кристалла, он боролся за свою жизнь, пытаясь освободится из плена, но тщетно.

Только благодаря исполинской силе жуков, помогающих разбирать завалы, Савьян увидел звёздное небо. Точно такое же, как сейчас! Ничего не изменилось, только он стал другим. Совсем другим. В одно мгновение всё поменялось в его жизни. Вместе с душами его товарищей ушедших в небытие, менялось его представление о жизни, о месте, которое занимал он, Савьян, в этой жизни.

Нет, он не злился на Глорию за это! Он любил свою планету, и понимал, что это было необходимо. Что иначе, иначе не пришла бы в его жизнь ОНА.

Савьян повернул голову и посмотрел на свой дом. Идеальный шар, сотканный из тончайших кристаллических нитей, освещался Селеной. Тёмный проём входа слегка светился голубоватым сиянием силового поля.

Савьян провёл пальцем по старому шраму. Они покрывали его тело, напоминая о чём-то. Савьян пока не понимал всего. Но она, она знает. Но не говорит! Эленита не указывает ему дорогу, но незримо направляет, оставляя на дороге жизни едва заметные указатели.

Савьян взглянул на бескрайнее пространства Океана, он был спокоен, громадное тело спало! Пожалуй и ему, не мешало бы отдохнуть. День был насыщенный, а потом, в доме его ждала она.

Савьян поднялся, стряхнул несколько кристаллов приставших к ладоням, окинул ещё раз взглядом свою прекрасную планету.

— Я люблю тебя, — Прошептал он в глубину ночи. Глория ничего не ответила ему, но он знал, она услышала точно также, как и услышала бы Эленита!

Савьян повернулся и пошел к своему дому, где лёгким сном спала ОНА. И слабым сиянием освещала пространство их ложа.
Кровать кружилась в самостоятельном медленном танце, и Савьян как завороженный, наблюдал за обнаженным телом Элениты, спокойно спящей на ней, накрытой лишь немного поблескивающим белым покрывалом, поверхность которого отражала слабую иллюминацию мерцающих звезд потолка. Ее длинные, стройные ноги были открыты и манили к ним прикоснуться. Они были прекрасны в отражении сияния покрывала, на котором лежала Эленита.

Вращение кровати уносило сознание и самообладание Савьяна как-то незаметно все дальше и дальше от ощущения и восприятия мира, таким каким он еще 10 минут назад его ощущал. Отблески покрывала, белизна простыни, свечение ее тела и россыпь ее волос…

Ровная кожа и длинные ноги, повторяющее форму ее груди покрывало… Его влекло и манило это существо, которое находилось в глубоком покое и открытости ко всему миру, даже во сне. Он подошел к кровати, снял с себя одежду и сел на кровать. От ее тела веяло свежим запахом водной глади жидкого кристалла, около которого они сегодня провели весь день. Она вздохнув, повернула лицо в его сторону, но не проснулась.

Ее рука в этот момент легла на его ладонь. По его руке стало растекаться как-то изнутри тепло, которое доходило до самого сердца. Он поднял голову, не в силах больше смотреть на это полуобнаженное создание, тепло распирало его грудь и сделал глубокий вдох. Ему казалось, что его сердца очень мало для такого огромного зарождающегося чувства.

— Эленита, я тебя люблю, моё сердце наполняют странные ощущения, оно загорается и кажется что места в груди не хватит от этой любви…. Я наполняюсь светом, он яркий и он перетекает в тебя он наполняет нас обоих и вот мы светимся как две ярчайшие звезды в едином…. Любовь моя…..- Вырвалось из его сердца.

Она проснулась. Потому что к голосу сердца она более восприимчива, чем к внешним шумам. Ее ресницы медленно поднялись и ее взгляд, устремился не его лицо. На ее лице появилась улыбка. Она почувствовала состояние Савьяна. А он смотрел на нее затуманенными глазами, в которых не было уже ни мира, ни смысла, ни его самого, там оставалась только нежность и страстное желание слияния с ней целиком.

Она тоже села на кровати, которая продолжала медленно вращаться. Погладила его по щеке. Его глаза закрылись и у него не было больше сил, чтобы их открыть вновь. Так ему хорошо и тепло стало от ее прикосновения. Он обхватив ее за талию, посадил одним движением к себе на колени и почувствовав прикосновение ее кожи к нему, в самое горячее место, чуть не потерял сознание.

Из его груди вырвался глубокий выдох. За которым, последовало отрывистое и глубокое дыхание. Она, чувствуя ритм его сердцебиения, поняла, что ее сердце отвечает на его ритм, на его зов, на крик его тела. Стала различать тихое учащение дыхания и более быстрый темп ударов сердца. Дыхание становилось как бы схожим, ритмичным у обоих, одно на двоих, но очень быстрое и глубокое.

В этот ритм включилось и тело Элениты, для которой это было, чем-то немного странным. В ее мире нет таких эмоций, состояний, мозг переставал функционировать, практически не реагируя на внешний мир. Казалось, что все исчезало, оставались только он и она. Его сильные и нежные руки, которые проводили по ее спине, на которые ее тело отвечало плавными изгибами.

Савьян взглянув на маленький экран на потолке, включил тихую музыку, которая окончательно выключила сознание Элениты о том, где она, кто она и что происходит. Все ее внимание опустилось в ее горящее тело и следило за движениями его теплого тела, за руками, которые казалось, знали все, что доставляло ей какое-то необычное наслаждение.

Он, конечно же сознательно этого не знал. Он целиком и полностью отдавался во власть своему телу. Его сознание покинули даже мысли. Он чувствовал ее, она его, и постепенно границы между пониманием его и ее стали стираться. Ее руки скользили по его груди, обхватывая его в объятиях, его пальцы, гладя ее по внутренней стороне безупречной ноги, слегка задевали самые чувствительные части тела, от чего она поднимая голову издавала тихий звук с пред вдыханием.

Они уже оба не понимали, в какой момент и кто из них оказывается сверху или снизу, вращение кровати только усугубляло понимание этого. Его руки утопали в ее длинных волосах. Их глаза были закрыты. Ее мягкие волосы скользили по его телу, спадая с его груди, оставляя неповторимые ощущения соприкосновения с ангелом. Он губами ощущал мягкую кожу на ее груди, спускаясь все ниже и ниже.

Она уже не понимала, в каком измерении находится ее внимание. Ощущала только, как ее ладони скользят по его голове. Ощущала его сильное тело, которое казалось идеально созданным для ее формы. Он чувствовал ее тонкое тело на себе, как ее мягкие и упругие груди касались его кожи, когда она скатывалась вниз по его телу. Он ощущал тепло ее горячих губ на своем животе, стремящиеся вниз и переносящие его в совершенно другой уровень сознания, понимания себя.

С каждым прикосновением ее губ, которое она дарила, как аромат утренних цветов, слегка прикасаясь и оставляя на коже след от ее глубокого дыхания, он улетал в какие-то неизведанные дали. В голове проносились всполохи как от молнии, от ее горячего выдоха в самом мужском месте его тела. При этом по его груди скатывались ее шелковистые и гладкие волосы…

Он забылся, потерявшись на мгновение от ее слияния с ним в таком чувствительном и деликатном месте… И всего мира было мало, чтобы вместить это волшебство, что было даровано им одним на двоих.

Это не было похоже ни на один опыт любви в его жизни. А он всегда считал себя опытным в отношениях с противоположным полом….

©Слава и Элена Санчес-Саражины

Поделись с друзьями в социальных сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *